Публикации

ВЗЫСКАНИЕ С ДАЧНИКОВ ЗАДОЛЖЕННОСТИ ПО ВЗНОСАМ

В силу п. 6 ч. 2 ст. 19 Федерального закона от 15 апреля 1998 года № 66-ФЗ « О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» члены соответствующего объединения обязаны своевременно уплачивать членские и иные взносы, предусмотренные федеральным законом и уставом такого объединения. Казалось бы, с чем тут спорить: любому ясно, что без этого не обойтись при наличии земельного (дачного) участка.

Однако, бывают случаи, когда отдельные лица пытаются найти для себя возможность уклониться от этого обременения. Являясь членом дачного некоммерческого товарищества (ДНТ) и владея двумя земельными участками, гражданка Х. решила на законных основаниях сделать их своей собственностью. Преодолев все препятствия на пути к этой цели, она получила, желанные свидетельства о праве собственности на свою недвижимость, и с этого момента решила, что ДНТ, со своими взносами ей теперь не нужно, поскольку она, и только она полноправный, индивидуальный собственник участков.

Гражданка знала также, что со всеми, кто решил хозяйствовать на земле самостоятельно, должен быть подписан отдельный договор. А поскольку после обретения ею права собственности, ДНТ не выступило с инициативой его заключения, то и никакие взносы не полагаются.

С этой уверенностью гражданка Х. в течение двух лет игнорировала любые обращения к ней по поводу оплаты членства в ДНТ. Наконец, терпение у руководства товарищества кончилось, и злостная неплательщица была привлечена к материальной ответственности.

При рассмотрении дела у мирового судьи ответчица, посмеиваясь, выложила «убойные козыри» - заявления, годичной давности, о выходе из состава товарищества, с отметками о их вручении, и приготовилась выслушать от судьи решение в ее пользу. Как оказалось, гражданка Х. жестоко просчиталась. Простое заявление ничего не решает. На этот счет существует особая процедура, которая описана в законе «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан».

В статье 8 Закона закреплено, что граждане вправе вести садоводство, огородничество или дачное хозяйство в индивидуальном порядке на основании договора о пользовании объектами инфраструктуры. Ответчица ошибочно полагала, что инициатива заключения этого договора должна была исходить от ДНТ, а не от нее и потому в просрочке платежей ее вины нет.

В части 3 пункта 2 статьи 8 процитированного закона сказано, что граждане, ведущие садоводство, огородничество или дачное хозяйство в индивидуальном порядке, вправе обжаловать в суд решение правления ДНТ об отказе в заключении договора. Следовательно, инициатива установления договорных отношений должна исходить от индивидуального собственника.

Кроме того, заявления гражданки Х. не участвовали в системе делопроизводства ДНТ. Они не были зарегистрированы в установленном порядке, правлением не рассматривались. Решение о выходе (исключении) Х. из членов ДНТ на общем собрании не принималось.

Большие сомнения вызвали подписи должностного лица ДНТ, якобы принявшего заявления от от гражданки Х. Все это привело к тому, что мировым судьей судебного участка города Абакана (Республика Хакасия) долг по взносам (с учетом пени), а также судебные издержки с ответчицы были взысканы. (Дело № 2-10-22/2015 Решение от 19 января 2015 года).

Не согласившись с решением, Х. обжаловала его. 8 апреля 2015 года Абаканским городским судом вынесено апелляционное определение, в соответствии с которым решение мирового судьи оставлено без изменения.

В нем, в частности, указано следующее. (цитата): «Согласно п. 6 ч. 2 ст. 19 ФЗ РФ от 15 апреля 1998 г. N 66-ФЗ "О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан" член садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения обязан своевременно уплачивать членские и иные взносы, предусмотренные настоящим Федеральным законом и уставом такого объединения, налоги и платежи.

Аналогичное положение закреплено в п. 6.2 Устава ДНТ « ». согласно которому член садоводческою 'товарищества обязан своевременно уплачивать установленные законом налоги, членские и целевые взносы, друтие платежи, предусмотренные законодательством и Уставом, в размерах и в сроки, определяемые законодательством и общим собранием.

Из предоставленных в материалы дела книжек следует, что Х. является членом ДНТ « » с 2009 года, имеет в собственности участки № № ___ и ___. Удовлетворяя исковые требования, мировой судья исходил из того, что предоставленные ответчиком копии заявлений об исключении ее из членов ДНТ не являются доказательством того, что ответчик перестала быть членом товарищества, нет доказательств, что эти заявления были получены истцом.

Суд апелляционной инстанции соглашается с данным выводом мирового судьи, поскольку подпись в заявлении не позволяет идентифицировать лицо, ее поставившее. В соответствии с протоколом общего собрания ДТП « » от 28 июля 2012 года на должность председателя назначена Ф. Однако доказательств того, что подпись в заявлениях Х. о приеме данных заявлений принадлежит именно Ф., суду не представлено.

Довод апелляционной жалобы о том. что свою подпись в заявлении Ф. расшифровала в верхней части заявления собственноручно, также не нашел подтверждения в процессе рассмотрения дела. Кроме того, вопросы приема и исключения из членов садоводческого, огороднического или дачного некоммерческого объединения относятся к исключительной компетенции общего собрания такого объединения (пп. 2 ч. 1 ст. 21 Закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан").

Такое собрание об исключении Х. из членов товарищества, на основании поданных ею в товарищество заявлений не проводилось. Являясь собственником земельных участков, Х. договор о пользовании общим имуществом товарищества не заключала, платежи в кассу товарищества на основании п. 7.8 Устава ДНТ, не вносила. Таким образом, мировой судья обоснованно пришел к выводу, что Х. является членом ДНТ и взыскал с нее задолженность по членским и целевым взносам».

 

Примечание: Цитата является условной в части наименования лиц, участвующих в деле, адресов ДНТ и участков

ВНЕСЕНИЕ ИЗМЕНЕНИЙ В МУНИЦИПАЛЬНЫЙ КОНТРАКТ

С 1 января 2014 года вступил в силу Федеральный закон от 05.04.2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее – «Закон»).

Согласно ст. 112 Закона «Заключительные положения», он применяется к отношениям, связанным с осуществлением закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных или муниципальных нужд, извещения об осуществлении которых размещены в единой информационной системе или на официальном сайте Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети "Интернет" для размещения информации о размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг либо приглашения принять участие в которых направлены после дня вступления в силу настоящего Федерального закона.

К отношениям, возникшим до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, он применяется в части прав и обязанностей, которые возникнут после дня его вступления в силу, если иное не предусмотрено настоящей статьей. Государственные и муниципальные контракты, гражданско-правовые договоры бюджетных учреждений на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд заказчиков, заключенные до дня вступления в силу настоящего Федерального закона, сохраняют свою силу.

Аналогичное понятие содержится в ст. 4 ГК РФ, согласно которой «Акты гражданского законодательства не имеют обратной силы и применяются к отношениям, возникшим после введения их в действие.

Действие закона распространяется на отношения, возникшие до введения его в действие, только в случаях, когда это прямо предусмотрено законом. По отношениям, возникшим до ведения в действие акта гражданского законодательства. он применяется к правам и обязанностям, возникшим после введения его в действие.

Отношения сторон по договору, заключенному до введения в действие акта гражданского законодательства регулируются в соответствии со ст. 422 ГК РФ.

В свою очередь, указанная статья декларирует следующее: «Договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Если после заключения договора принят закон, устанавливающий обязательные для сторон правила иные, чем те, которые действовали при заключении договора, условия заключенного договора сохраняют силу, кроме случаев, когда в законе установлено, что его действие распространяется на отношения, возникшие из ранее заключенных договоров».

Таким образом, если контракт заключен после вступления в силу закона 44 его действие во времени очевидно, и не требует каких-либо комментариев.

Если контракт подписан по «старому» закону, то он признается действующим до определенного в нем  момента окончания исполнения обязательств сторонами (ст. 425 ГК РФ». Но это до тех пор, пока нет необходимости что-либо менять в его содержании.

Если стороны намерены изменить его, в частности, продлить срок действия, то надо выяснить, как это регулирует каждый закон в отдельности и как объективно увязать их положения по этому поводу.

На практике это означает, что если «старый» закон запрещал, а «новый» разрешает, то изменения должны вноситься с учетом требований закона № ФЗ-44. Это естественно, поскольку,   Федеральный закон от 21 июля 2005 года N 94-ФЗ "О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд" с 1 января 2014 года утратил силу (ст.113 Закона).

В соответствии с ч.2  ст. 34  Закона № ФЗ-44, при заключении и исполнении контракта, изменение его условий не допускается, за исключением случаев, установленных этой статьей  и статьей 95 Закона № ФЗ-44.

Часть 1 статьи 95 запрещает менять существенные условия контракта, однако что к этим условиям относится, не раскрывает. Возникает вопрос, как их определить для  реализации намерений продлить срок действия контракта?

Ответ напрашивается сам собой. В соответствии со статьей 2 Закона № ФЗ-44, Законодательство Российской Федерации о контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд основывается на положениях иных законодательных актов, в том числе - Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно части 2 пункта 1 статьи 432 ГК РФ, «Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение». (Очевидно, что цена и сроки – главное, что всегда называется и согласовывается).

Отнесение срока исполнения обязательств к существенным условиям контракта следует и из содержания статей 55 части 3 и статьи 34 части 3 Закона ФЗ-44.

Таким образом, сроки оказания услуг по контракту, сроки их оплаты и, естественно,  срок действия контракта могут быть изменены только в установленных законом случаях.

Что касается  установления этих случаев, то  они перечислены в статье 95 Закона ФЗ-44 «Изменения, расторжение контракта».

Исходя из названия статьи, контракт может быть изменен по соглашению сторон, кроме того, допускается его расторжение.

Наиболее подходящим является пункт 6 части 1 статьи 95 Закона № ФЗ-44, согласно которой изменение возможно в случаях, предусмотренных пунктом 6 статьи 161 Бюджетного кодекса РФ, при уменьшении ранее доведенных до муниципального заказчика как получателя бюджетных средств лимитов бюджетных обязательств. При этом государственный или муниципальный заказчик в ходе исполнения контракта обеспечивает согласование новых условий контракта, в том числе цены и (или) сроков исполнения контракта и (или) количества товара, объема работы или услуги, предусмотренных контрактом.

Сразу замечу, что аналогичные позиции содержатся в статье 767 ГК РФ: «При уменьшении соответствующими государственными органами или органами местного самоуправления в установленном порядке средств соответствующего бюджета, выделенных для финансирования подрядных работ, , стороны должны согласовать новые сроки, а если необходимо, и другие условия выполнения работ».

Интересно, что при этом в Закон № ФЗ-44 не включена из Гражданского кодекса возможность подрядчика требовать при этом от муниципального заказчика возмещения убытков, причиненных изменением срока выполнения работ.

Следует особо отметить, что инициатива по согласованию сроков (а, следовательно, и ответственность), лежит на Заказчике. Подрядчик, исходя из текста статьи, не обязан безоговорочно принимать новые условия.

Если они его устраивают, то участвует в соглашении, если нет, то  контракт расторгается (пункт 8 статьи 95 Закона № ФЗ-44).

Пунктом 19 Закона предусмотрена возможность подрядчика принять решение об одностороннем отказе от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством, если в контракте было предусмотрено аналогичное право заказчика.

Таким образом, принятие решения о продлении контракта или его расторжении во многом зависит от понимания перспективы дальнейшего развития отношений.

В юридическом плане более надежный путь – расторжение контракта, поскольку он наиболее регламентирован законом и не содержит специфических особенностей, свойственных продлению сроков исполнения обязательств  по нему.

Исходя из сказанного выше, особенности заключаются в  нечеткости критериев существенных условий контракта, прописанных в Законе № ФЗ-44, некотором противоречии положений статьи 767 ГК РФ пункту 6 статьи 161 Бюджетного кодекса РФ, а также сомнительный приоритет для проверяющих органов статей Закона № ФЗ-94 перед Гражданским кодексом РФ.

Наряду с этим, в Законе № ФЗ-44 имеется статья 95, в пункте которой сказано конкретно: «Расторжение контракта допускается по соглашению сторон, по решению суда, в случае одностороннего отказа стороны контракта от исполнения контракта в соответствии с гражданским законодательством.